Актуально

  • В КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ОПРЕДЕЛИЛИ ПОБЕДИТЕЛЕЙ РЕГИОНАЛЬНОГО КОНКУРСА НА ЛУЧШУЮ НАУЧНУЮ РАБОТУ СРЕДИ СТУДЕНТОВ, АСПИРАНТОВ И МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ЗАУРАЛЬЯ

     

     

  • ВО ВКЛАДКЕ "ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ВУЗАМИ И НАУЧНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ" ЗАРАБОТАЛ НОВЫЙ РАЗДЕЛ "НАУКА В ЛИЦАХ"
  • ЗАУРАЛЬСКИЕ ШКОЛЬНИКИ И СТУДЕНТЫ ПРЕДСТАВИЛИ СВОИ РАЗРАБОТКИ НА РЕГИОНАЛЬНОМ ФЕСТИВАЛЕ ИННОВАЦИОННО-ТЕХНИЧЕСКОГО ТВОРЧЕСТВА ДЕТЕЙ И МОЛОДЕЖИ
Печать

ДОЦЕНТ КГУ О ВОЛОНТЁРСТВЕ НА ОЛИМПИЙСКИХ ИГРАХ

С Максимом Коноваловым — доцентом кафедры «Экология и безопасность» КГУ, который с 2014 года работает волонтёром на Олимпийских и Паралимпийских играх, поговорили о международном волонтёрстве и особенностях менталитета жителей разных стран.
alt

- Есть стереотип, что волонтёры — обычно люди юного возраста. Были окружающие, которые вам говорили, что заниматься волонтёрством в 36 лет — это не серьёзно?

- Бывают такие люди. Говорят: «Когда остановишься»; «Когда прекратишь ездить». Хотя, у волонтёров, которые приезжают на крупные мероприятия, средний возраст далеко за 30. Есть даже за 40 лет. Пенсионеры приезжают. Ничего такого в этом нет. Волонтёром может быть хоть кто любого возраста. Например, в Рио-де-Жанейро, у нас была женщина, работала в аккредитации вместе с нами, ей было уже 80 лет. И это нормально. Та же ситуация в Пхёнчхане: обеспеченные пенсионеры с семьями приезжали на своих машинах, садились в шаттл (автобус — прим. ред.) и отправлялись работать.

- Преимущественно волонтёрами работают местные?

- Да, но всегда есть приезжие иностранные волонтёры: 10-15%. Оргкомитет обязан их взять. Это требование и Международного олимпийского комитета. Кстати, из России было много волонтёров. В Пхёнчхане нас, наверно, было 150 человек. Это было второе или третье место по численности среди иностранных делегаций волонтёров.

- С чего вы начинали, как волонтёр?

- В основном я занимаюсь экологическими акциями: очистка лесов, озёр от мусора. На крупные международные мероприятия меня затянуло после Сочи.

- Заметил, что вы, на своей странице во ВКонтакте регулярно публикуете фотографии из мест, где вы были волонтёром. Зачем?

- Вижу много чего интересного. У них менталитет другой. В Корее сразу в глаза бросаются технологии: роботы практически во всём. Например, в аэропорту встречают роботы. Они ездят за тобой и могут общаться. Вокруг озера, где мы жили, у университета Йонсей, есть экологический парк и сделана тропа, полностью обустроенная: тут же и мусорные корзины с отсеками для разных отходов, фонари работают от солнечной энергии. У них на каждом доме есть солнечные панели. Вокруг места, где мы работали, стояли ветроустановки, которые вырабатывали энергию. И почему-то у них всё это получается. Мы покупаем у них технику, автомобили, но не они у нас. Почему-то. Хотя, по тем знаниям, которые получают наши специалисты, мы не хуже них. Чем больше я бываю на международных мероприятиях за рубежом, тем понятнее, как обстоят дела у нас. Мы отстаём по технологиям, дорогам, доходам. Даже в Корее доходы больше. Нам есть чему у них поучиться, впрочем, наверно, как и им у нас.

- А вы не общались там с волонтёрами на эту тему?

- Общались. У них идёт узкая специализация во всём. Например, обращаешься к какому-то волонтёру, и спрашиваешь про что-то другое, что рядом находится. А он не знает, не понимает, потому что знает только своё. Он сразу зовёт другого. Вот вместе они как-то решают проблему. У них уважение к старшим по званию, по возрасту. И среди волонтёров. Я заметил, что ждать у них считается нормой. Бывало, что мы ждали долго автобус. Например, заканчивалась рабочая смена в 11 вечера. А шаттлы не приходят до часу ночи. И они стоят молча и ждут свой автобус в очереди.

- Сразу вспомнились истории со Всемирного фестиваля молодёжи и студенчества про русских, которые не любили ждать.

- Вот именно. Мы не любим очереди. Если что-то идёт не так, мы тут же начинаем возмущаться.

- Если сравнивать подходы к волонтёрству там и в России, какие вы заметили различия?

- В Корее, для волонтеров все отработанные ими часы учитываются для получения получения преимуществ, например, при трудоустройстве

- У нас же есть волонтёрские книжки?

- Книжки у нас почти ничего не значат. А они за эти часы, скорее всего, получают какие-то льготы. Им это важно. Не только студентам, но и старшему поколению.

- Насколько серьёзный отбор для волонтёров на главные мировые события?

- Отбор начинается за несколько лет. Например, Летние олимпийские игры пройдут в Токио в 2020 году. Набор откроется летом этого года и закончится, наверно к концу 2018 года. Потом начинается работа с анкетами. Часть отсеивается. Потом начинаются интервью, тесты. В Корее было так, что многие волонтёры, подав заявку, не прошли даже на следующий этап, хотя у них за плечами было по 4-5 мировых мероприятий. Непонятно, почему так.

- А какой идёт процесс подготовки волонтёров?

- Обязательно есть обучение. У нас было два дня обучения в Вонджу (по функциям, ценностям игр, видам спорта). Это всегда так. В Рио у нас был онлайн-курс. Есть курс иностранного языка. У Олимпийских игр есть партнёр, которые перед каждыми играми открывает курсы английского языка. Перед Рио-де-Жанейро, например, были курсы португальского языка.

- С какими минимальными навыками можно стать волонтёром на мировом событии?

- В первую очередь — это язык, и, желательно, не только английский. Коммуникационные навыки, опыт работы. Какие-то особые навыки: переводчик, медик, водитель.

- А какие функции вам больше всего нравятся выполнять?

- Да мне не принципиально. Хотя, я не ожидал, что в 2018 году буду работать на церемонии. Я даже не подавал туда заявку, но почему-то, как и многие другие волонтёры, которые тоже не указывали этого, я попал туда. Но если функция утверждена, то поменять её сложно, хотя организаторы стараются учитывать пожелания.

- Но всё-таки были ли волонтёры на Олимпиаде с нулевым знанием английского?

- Были. Это тоже не критичный критерий. Были волонтёры, которые только по-корейский или по-португальски говорили. Общались с ними через Google переводчик. Есть функции, на которых английский язык практически не требуется. Знание английского более критично для иностранных волонтёров. У нас, в Сочи, тоже были волонтёры, которые не знали английского.

- Во сколько вам обошлась поездка в Пхёнчхан?

- Это может осилить любой человек. Даже студент.

- Ну а на что уходят деньги у волонтёров?

- Оргкомитет не обеспечивает перелёты и поездку до города проведения соревнований. А внутри объекта, чаще всего, волонтёров обеспечивают и жильём, как это было в Сочи и Пхёнчхане, и проезд до проведения соревнований. Нас кормили вне смен и во время смен три раза. Питание было полноценным, но нам не хватало хлеба. Иногда давали хлеб, но только белый. А так, все выжили, все вернулись).

alt

- По поводу свободного времени, сколько у вас его было и чем вы его занимали?

- У нас оказалось так, что целая неделя была свободна: после открытия и перед подготовкой закрытия. Некоторые из наших волонтёров поехали смотреть города, а я ходил на соревнования по бесплатным билетам.

- А какой у вас любимый зимний вид спорта?

- Биатлон, хотя в Корее его не очень любят. Были даже дни, когда трибуны были полупустыми. Зато они обожают шорт-трек, вот там не было свободных мест.

- Есть много людей, которые почти бесплатно путешествуют по миру. Не является ли для вас волонтёрство похожей историей?

- По сути, да. Это возможность принять участие в крупнейшем международном мероприятии, внести в него свой вклад. Возможность побывать в стране, увидеть, как там живут люди, причём жить не один-два дня, а месяц, некоторые проводят по два месяца в стране. Также и в Рио. Хотя я был там только в одном городе, но успел полностью его обойти. Всё-равно, побывать во всех местах невозможно. Также и в России. Да и местные жители не везде бывают. В Рио-де-Жанейро даже не все горожане были у статуи Христа-Искупителя.

- Кстати, в Рио, вы заглядывали в фавелы?

- Были. Ничего там нет страшного. От российской действительности ничем не отличаются. Просто всё это приукрашивается. В СМИ обычно пытаются отговорить, говорят, что там опасно, хотя ничего опасного там нет. Однажды мы пошли на Корковадо (гора, где статуя Христа-Искупители), и смотрим: что-то не то — начались какие-то маленькие кирпичные домики, люди как-то на нас смотрят странно. Оказалось мы прошли через фавелу. Но в большинстве фавел есть полиция, мирный войска. Там живут обычные люди, которые работают учителями, врачами, финансистами, обычные дети, которые играют в футбол.

- Скандал с Международным олимпийским комитетом как-то отразился на волонтёрах?

- Как сказать, вот в Рио-де-Жанейро, когда наших паралимпийских атлетов не допустили, некоторые иностранные волонтёры высказывались про то, что у нас в России плохо с допингом (в основном, это были европейцы). А так, на это внимание не обращаешь. В Пхёнчхане такого не было. Среди спортсменов — не знаю. Я, думаю, они понимают, что нет вины наших спортсменов. Когда был парад атлетов на открытии, у нашей сборной было не очень хорошее настроение. Я бы сказал, даже подавленное состояние.

- А в чём это выражалось?

- Атмосфера такая. Взгляды наших спортсменов, спортсменов из других стран. Может, даже обида ощущалась. И на закрытии нашего флага не было. Но, как волонтёры, мы не вмешивались во всё это.

- Насколько, например, российским волонтёрам были важны победы спортсменов из России?

- У нас многие волонтёры ходили на соревнования и поддерживали с флагами, но на соревнования мы ходим без экипировки — это не допускается. Выкладывали посты в социальных сетях.

- Какое событие на Олимпиаде в Пхёнчхане вы назвали бы самым запоминающимся?

- Наверно, соревнование по биатлону. Однажды я ходил туда не как волонтёр, а как зритель. Там были были наши болельщики, у них был флаг с надписью «Свердловская область, город Реж». Смотрю, к ним подходят несколько полицейских и просят снять этот флаг, перевести что написано. Те пытались объяснить, что там просто регион, город. В итоге им как-то объяснили.

- Часто подобные случаи встречались?

- У одного болельщика отобрали флаг Советского Союза. По правилам флагов несуществующих стран быть не должно. А так, не помню.

- Вы были волонтёром на Зимних Олимпийских играх не только в этом году, но и в 2014. Какие отличия вы заметили (в организации, в интересности, в атмосфере)?

- Всё разное. В организации по-другому. Например, в Корее мы долго репетировали рассадку на трибунах на закрытии, хотя сама эта процедура занимает всего 15 минут, за это время мы должны были рассадить несколько тысяч атлетов. Правда, всё-равно, прошло не так, как мы тренировались, но прошло всё нормально. Такая необходимость в доскональном отрабатывании, может и не нужна была. В Пхёнчхане всё было сдержано, в отличие от Рио, где всё, как праздник.

- Традиционно после Олимпийских игр проходит Паралимпиада. На ней работают те же волонтёры, что и на обычной?

- В основном да, но, порой, приезжают и другие волонтёры, которые работали только на Паралимпийских играх.

- Как сильно отличается работа на Олимпиаде и Паралимпиаде?

- Особо ничем, наверно, подход другой. Хотя, они те же самые атлеты. Они не любят, когда обращают внимания на их особенности. В остальном то же самое.

- У вас есть какие-то соображения, почему 2018 год в России объявили Годом добровольца и волонтёра?

- Наверно потому, что у нас развивается это движение. Как наследие игр в Сочи. У нас же будут ещё крупные мероприятия: Чемпионат мира по футболу в этом году, Универсиада в Красноярске в 2019 году. Видимо, приходит осознание того, что мероприятие невозможно провести без помощи волонтёров

- Можете ли вы как-то оценить уровень курганских волонтёров, по сравнению с волонтёрами из других городов, стран?

- Те же самые волонтёры. Нашим волонтёрам просто нужно больше выезжать и принимать участие в событиях в других городах, странах. Возможности не ограничены ничем, только желаниями. На играх в Пхёнчхане, помимо меня, была ещё одна девушка из Кургана, но в Рио я был один из Курганской области.

- За что любить Курган?

- Это мой родной город. Мне нравится возвращаться сюда. Маленький, тихий, спокойный — за это люблю.

alt

По материалам "Живой Курган"

Нравится